Все новости 2023
Все новости 2022
Все новости 2021
Все новости 2020
Все новости 2019
Все новости 2018
Все новости 2017
Все новости 2016
Все новости 2015
Все новости 2014
Все новости 2013
Все новости 2012
Все новости 2011
Все новости 2010
Все новости 2009
Все новости 2008
Об институте
Основные направления исследований
Дирекция
Ученый совет
Научные сотрудники
Службы института
Устав института и нормативные документы
Система менеджмента качества
Противодействие коррупции
Конкурс на замещение вакантных должностей
Контактная информация и реквизиты
Национальный проект "Наука и университеты"
Испытательный центр
ИЦ в системе «Наносертифика»
Лаборатория объемного и поверхностного деформирования
Лаборатория неразрушающего контроля
Лаборатория микромеханики материалов
Лаборатория технической диагностики
Лаборатория конструкционного материаловедения
Лаборатория деформирования и разрушения
Лаборатория системного моделирования
Лаборатория прикладной механики
Лаборатория механики деформаций
Сектор нелинейной вихревой гидродинамики
Сектор новых материалов и технологий
Сектор информационных технологий
Отдел механики транспортных машин
Общая информация
Специальности
Состав совета
Объявления и авторефераты
Контактная информация
Специальности до 2015 года (архив)
Состав совета до 2015 года (архив)
Защита диссертаций до 2015 года (архив)
Общие сведения
Номенклатура научных специальностей по аспирантуре
Для поступающих в аспирантуру
Для аспирантов
Список аспирантов
Нормативная база
Монографии
Диссертации
Поиск по авторам
Поиск по публикациям
2023 2022 2021 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005 2004 2003 2002 и ранее
Поиск разработок
Механика деформируемых тел, перспективных материалов и технологий, конструкций и сооружений
Автоматизированные системы измерения, неразрушающего контроля материалов и диагностики ресурса машин
Основы алгоритмического, программного и аппаратного обеспечения систем автоматического управления сложными объектами
Механика и процессы управления транспортных и тяговых машин
Поиск патентов и программ
Патенты Института
Зарегистрированные программы Института
2023 2022 2021 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 и ранее
Поиск конференций
Планируемые и проведенные в Институте
2023 2022 2021 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 и ранее
Доклады наших сотрудников (архив)
Полезные ссылки
Конкурс имени В.Л. Колмогорова
Конкурс имени Г.Л. Химича и В.М. Макарова
Полезные ссылки
О библиотеке
Поиск поступлений
Монографии наших сотрудников
Система электронных библиотек (ИМаш)
Научные журналы (содержания номеров)
Другие библиотеки и издательства
Научные фонды
Архив 2011
Архив 2010
Архив 2009
Архив 2008
Архив 2007
Новости
О нас
Школы, семинары и конференции
Полезные ссылки
Новости
Дисконтная карта члена профсоюза
Общая информация
Документы
Полезные ссылки
 
 17.10.2022: Какой проект скоро придет на смену телескопу «Хаббл» и правда ли, что он родом из России?  Версия для печати   Карта сайта     Language По-русски По-английски
Наука и университеты

МРДМК 2022

DREAM
ЦКП Пластометрия
 
Все новости 2023
Все новости 2022
Все новости 2021
Все новости 2020
Все новости 2019
Все новости 2018
Все новости 2017
Все новости 2016
Все новости 2015
Все новости 2014
Все новости 2013
Все новости 2012
Все новости 2011
Все новости 2010
Все новости 2009
Все новости 2008


17.10.2022: Какой проект скоро придет на смену телескопу «Хаббл» и правда ли, что он родом из России?

— Михаил Евгеньевич, предлагаю поговорить о космических проектах вашего института. Знаю, что их много и все они достаточно интересные. Давайте начнем с международной космической обсерватории «Ультрафиолет», которая должна быть запущена уже в 2025 г. Что это за проект? — Из многочисленных проектов нашего института «Спектр-УФ», или «Всемирная космическая обсерватория — ультрафиолет», — это основной наш проект и один из главнейших проектов Федеральной космической программы России. Срок запуска сейчас обозначен как 2025 г. Этот проект должен заменить на орбите известный телескоп «Хаббл». Это телескоп с диаметром главного зеркала 1,7 м, с приборами для спектроскопии и для прямых снимков космических объектов. — Будет ли это аналог «Хаббла» или нечто совершенно другое? — Изначально он задумывался как аналог «Хаббла» — и примерно в то же время. Но процесс его изготовления затянулся, как мы сейчас видим. Однако я бы сказал, что затянулся к благу этого проекта. Потому что «Хаббл» как раз закончит свою работу, а после 2025 г. должен быть какой-то следующий крупный проект, который заменит его на орбите. И таким проектом как раз мы и видим «Спектр-УФ». — Мы знаем, что «Хаббл» дал большие научные результаты, мы все с волнением смотрели на снимки, которые делались с его помощью. А будут ли здесь какие-то новые задачи? — Разумеется. «Хаббл» работает на орбите более 30 лет, и задачи, конечно, несколько изменились, как и задачи нашего проекта в процессе подготовки. В настоящий момент на первый план выходят задачи по исследованию экзопланет, планет вокруг других звезд. Это очень популярная тема и среди астрономов, и среди тех, кто интересуется астрономией. А ультрафиолет как диапазон, где исследуются эти объекты, может быть важен с точки зрения не обнаружения этих планет (есть и другие способы их обнаружения), а именно детального исследования атмосфер экзопланет с акцентом на так называемые биомаркеры — некоторые сигналы, которые позволяют делать выводы о потенциальной возможности развития жизни на этих планетах. — Речь идет о жизни, аналогичной земной? Или там закладываются какие-то параметры альтернативной жизни, которая не похожа на нашу? — Конечно, в основном мы ищем жизнь на основании того, что знаем, то есть жизнь, подобную земной. Важнейшими биомаркерами мы считаем кислород и воду. Прямое обнаружение линий кислорода в спектре атмосферы экзопланеты, хотя это очень сложная задача, было бы сенсацией. Могут быть и косвенные данные о наличии кислорода в атмосфере: например, поглощение в непрерывном спектре объекта именно в той области, где расположены полосы поглощения озона. И здесь нам помогает именно ультрафиолет. Если мы будем наблюдать объект и увидим, что есть поглощение в интересующей нас области, мы можем косвенно делать вывод о наличии молекулярного кислорода в атмосфере этих планет. — Проект международный. Какие страны участвуют в нем? — Основные участники — Испания и Япония. Хотя, конечно, международная обстановка сейчас очень сложная, но надеемся, что наше сотрудничество будет продолжено. В настоящий момент оно не прекращено. — Какого рода участие у каждой из сторон? — Испания в проекте очень давно. Это наш надежный партнер, который поставляет компоненты для приборов, для камер поля, то есть для прямых снимков неба в дальнем ультрафиолете. Это поставки приемников излучения, которые на сегодня недоступны в России. Их изготовлением российская промышленность никогда не занималась. А Япония делает очень важный прибор для исследования спектров атмосфер экзопланет именно с целью поиска кислорода в их атмосферах. — А каков вклад России? — Вклад России — практически все приборы. Помимо космического аппарата, она создает телескоп, спектрографы и высокого, и низкого разрешения, камеру поля ближнего ультрафиолета. Из двух камер поля одна — российского изготовления, вторая тоже российского, но с важным испанским участием. — Где именно у нас изготавливаются эти приборы? — В НПО им. С.А. Лавочкина изготавливают космический аппарат и ведут работы по основному телескопу. Оптику телескопа взял на себя Институт астрономии РАН с поддержкой Лыткаринского завода оптического стекла. И камеру поля мы решили делать здесь, в нашем институте собственными силами. Спектрограф изготавливаем в федеральном ядерном центре в Сарове. — У нас на Земле огромное количество проблем. Зачем нужно искать признаки жизни на экзопланетах? — Это вопрос из разряда мировоззренческо-философских. Мы знаем, что экзопланеты существуют, их обнаружено больше 4 тыс. И первый вопрос, который всех волнует: что там с жизнью, есть она там или нет? Почему это для всех так важно? Конечно, это неслучайно. Мы сейчас не рассматриваем обнаружение жизни на экзопланетах с точки зрения возможности контакта с внеземным разумом. В настоящий момент речь идет об обнаружении биомаркеров с тем, чтобы делать выводы о факте возможности жизни. Но это вопросы, которые помогут нам разобраться и с зарождением жизни здесь, на Земле, что тоже во многом загадка. А вот если мы с вами согласились, что жизнь на других планетах искать нужно (или просто интересно), то лучше всего это делать с помощью ультрафиолетовых исследований, а здесь нам помогут только космические проекты. Атмосфера Земли ультрафиолет поглощает, и наземными телескопами мы в принципе не можем проводить такие исследования. Нам обязательно нужно выводить приборы на орбиту. — Какой вы придерживаетесь точки зрения: удастся ли нам обнаружить эти биомаркеры на экзопланетах или вы считаете, что нет смысла строить такие прогнозы, пока этого не произошло? — Конечно, удастся. Есть даже статистические предсказания, которые мы делали вместе с японскими коллегами: сколько нам нужно наблюдать планет, чтобы достоверно среди них попалось какое-то количество тех, у которых в атмосфере есть кислород. — И сколько же? — Достаточно много. Нужно наблюдать 10% от двух лет работы телескопа. Это получается 60 суток непрерывных наблюдений различных систем с экзопланетами, чтобы была достаточно уверенная вероятность обнаружить среди них экзопланеты с кислородными атмосферами. — Считается, что если там есть кислород в атмосфере, то шансы существования там жизни увеличиваются? — Именно так. Они не стопроцентно гарантированы, они увеличиваются. Еще хотелось бы сказать про важность ультрафиолета. Экзопланеты вокруг других звезд обнаружены с помощью спектроскопии довольно давно, в 1995 г., за это получена Нобелевская премия. Но атмосфера у экзопланеты была обнаружена с помощью ультрафиолетовых исследований на «Хаббле». Когда экзопланета при своем орбитальном движении находится между наблюдателем и своей звездой, она ее собой затмевает. Это способ обнаружения экзопланеты. А вот если у нее есть атмосфера — водородная, например, — то затмение в ультрафиолете начинается раньше и заканчивается позднее, чем в оптическом диапазоне. Такие наблюдения позволили обнаружить и зафиксировать атмосферы экзопланет. — У вас это далеко не единственный проект, есть еще совместные проекты с Китаем и Индией. Что это за проекты? — «Спектр-УФ» — это важнейший проект, работы по которому поддержаны контрактом с «Роскосмосом». У проекта обозначены четкие сроки выполнения этапов, план работ. Все остальные наши проекты находятся в стадии научных проработок и потенциальных возможностей, инженерных записок и предложений для будущей реализации. Таких задач мы решаем много, мысль не стоит на месте. Часть работ мы проводим в кооперации с зарубежными коллегами. Я бы отметил проект высокой степени готовности — российско-индийский спектрограф для китайской космической станции, которая будет в ближайшие годы развернута на орбите. Через Организацию Объединенных Наций был проведен конкурс проектов для реализации на китайской космической станции, наши индийские коллеги, которые тоже нам помогают в «Спектре-УФ», предложили, используя наш опыт, изготовить небольшой спектрограф для наблюдения протяженных объектов, например галактик. Возможно, проект будет реализован уже в 2024 г. Материальная часть изготавливается в Индии, а оптические схемы наши. — А какова его задача? — Задач много. Например, у галактик есть такие интересные явления, как ультрафиолетовые кольца. А ультрафиолет — это специализация нашего института, как я уже сказал. И индийские коллеги много работают в УФ. Дело в том, что на орбите сейчас действует индийско-канадский телескоп UVIT относительно небольшого диаметра (40 см). Наблюдения ультрафиолетовых колец вокруг старых эллиптических галактик — достаточно загадочное явление. Ультрафиолет дает сигнал наличия ярких, а значит, молодых звезд. То есть мы наблюдаем процесс звездообразования у этих галактик. Но почему в галактиках, где, казалось бы, звездообразование уже должно быть закончено, существуют эти ультрафиолетовые кольца, а звездообразование в них идет? Надеюсь, приборы помогут получить наблюдения для решения этих и многих других задач. — А что за проект СОДА? — СОДА — это проект для исследования Солнечной системы на предмет астероидов. Это аббревиатура, расшифровывается как Система обнаружения дневных астероидов. — Что значит дневных? — Дело в том, что астрономы, как всем известно, наблюдают по ночам. Днем, к сожалению, из-за солнечного света, рассеянного в атмосфере, мы не можем наблюдать небесные объекты. А если мы говорим про такие явления, как метеориты, то они не смотрят на то, день или ночь в месте их падения. — Они не подстраиваются под астрономов. — Да, при этом, согласно нашей статистике, количество дневных и ночных метеорных явлений одинаково. Дневные — это значит летящие со стороны Солнца, и наблюдать их днем с поверхности Земли практически невозможно. Вариант — это запуск на орбиту между Землей и Солнцем космического телескопа, гораздо меньшего, чем «Спектр-УФ», который бы, находясь «спиной» к Солнцу, наблюдал объекты, которые прилетают в сторону Земли «из-за спины». Это позволило бы обнаружить опасные тела и, соответственно, вовремя дать сигналы в Министерство по чрезвычайным ситуациям, чтобы принять меры по минимизации ущерба. — Знаю, у вас есть и малые проекты. — Сейчас, как вы знаете, большой интерес к совсем малым телескопам, так называемым кубсатам. В этом году мы надеемся, что нам удастся запустить кубсат. Там будет стоять маленькая оптическая камера для наблюдения полярных областей Земли и для исследования выпадения метеорного вещества в этих областях. Если все сложится, это будет один из первых спутников ИНАСАН. — А что за телескоп строится на вашей обсерватории в Звенигороде? — У Института астрономии есть несколько наблюдательных баз. Одна из них находится в Звенигороде, в Подмосковье. Разумеется, на эту базу мы не делаем астрономические ставки как на основное наблюдательное место, потому что Москва, к сожалению, для астрономов засветила все небо. Наблюдать практически невозможно. Но отрабатывать технологии очень удобно. У нашего института там создана большая оптическая лаборатория. В Звенигороде мы изготавливаем аппаратуру для наблюдения околоземного пространства для спутников, астероидов, малых тел. Там же у нас работают метеорные станции, которые фиксируют метеоры и метеорные явления. Но перед ИНАСАН стоит амбициозная задача создания сети широкоугольных телескопов. Такая сеть очень важна, потому что погода в разных наблюдательных местах может отличаться, а когда наблюдательные базы расположены на Земле и по широте, и по долготе, можно проводить мониторинг всего околоземного пространства. Вот мы и занимаемся строительством таких телескопов. Широкоугольных — значит, с большим полем зрения. Кроме того, на звенигородской площадке мы планируем установку наземного научного комплекса проекта «Спектр-УФ». Там будет стоять антенна, которая будет принимать научные данные со спутника. Необходимость такой специально выделенной антенны большая, несмотря на то, что антенн научного назначения в России очень много. Но для задач проекта «Спектр-УФ» нужна антенна, работающая 24 часа семь дней в неделю. Поэтому принято решение о строительстве одной из таких приемных станций именно в Звенигороде. — Научный руководитель вашего института Борис Михайлович Шустов сказал мне, что, по его мнению, человечеству необходимо смотреть в небо и видеть звезды. Мало того, люди не стали бы людьми, если бы у них не было такой возможности. Вы с этим согласны? — Согласен. Мы в свое время стали астрономами, потому что профессия увлекательная, интересная, романтическая. Но это касается не только тех, кто пошел на физические факультеты и стал профессиональными астрономами, — и в целом у нашего населения большой интерес к этой теме. По правилам в аспирантуру Института астрономии может прийти не только физик, не только астроном, а любой человек с высшим образованием. Главное, чтобы он сдал вступительный экзамен. Так вот, среди претендентов на места в аспирантуру, к сожалению или к счастью, были даже стюардессы, которые полюбили небо и захотели его изучать. Эти люди увлечены чисто романтически, но без базиса и подготовки. Они, конечно, в аспирантуру не прошли. Вступительный экзамен — серьезное испытание, выдержать его может человек, имеющий серьезную подготовку, как правило, профильное образование. Поэтому тут важно не только уметь мечтать, но и много знать. Информация взята с портала «Научная Россия» (https://scientificrussia.ru/)

Дизайн и программирование
N-Studio беременность, мода, красота, здоровье, диеты, женский журнал, здоровье детей, здоровье ребенка, красота и здоровье, жизнь и здоровье, секреты красоты, воспитание ребенка православное искусство, христианская живопись, христианские стихи, книги скачать, христианская литература, плохие мысли рождение ребенка,пол ребенка,воспитание ребенка,ребенок дошкольного возраста, дети дошкольного возраста,грудной ребенок,обучение ребенка,родить ребенка,загадки для детей,здоровье ребенка,зачатие ребенка,второй ребенок,определение пола ребенка,будущий ребенок рождение ребенка,пол ребенка,воспитание ребенка,ребенок дошкольного возраста, дети дошкольного возраста,грудной ребенок,обучение ребенка,родить ребенка,загадки для детей,здоровье ребенка,зачатие ребенка,второй ребенок,определение пола ребенка,будущий ребенок медицина, клиники и больницы, болезни, врач, лечение, доктор, наркология, спид, вич, алкоголизм, медицинский сайт
© 2008-2023
Институт машиноведения 0,333